Здесь ося познакомился с кисой

№46 () / Ося и Киса были здесь

Ей-богу, полезу сейчас и напишу: «Киса и Ося здесь были». . несколько дней пути отлично познакомился со всеми видами автотранспорта на дороге . прямо на пристани встречает надпись «Киса и Ося здесь были». а именно в Урюпинске познакомился с прототипом своего героя и. Ей-богу, полезу сейчас и напишу: Киса и Ося были здесь! и фильм, и съёмки начались в Москве, где познакомились Остап и Киса.

Кстати, эти имена на жаргоне граффитчиков называются тэгги. Отсюда следует, что тэггинг — это написание своего имени на всем, что видишь. Тэггеры — низшая каста среди уличных художников, другие мастера аэрозольных баллончиков их не уважают за узкую специализацию. Но, на мой взгляд, бомбинг быстрые рисунки одним росчерком краски в неположенных местах, так называемые бомбы куда опаснее для город-ской архитектуры и неприятнее для глаза обывателя.

Уж с чем с чем, а с бомбингом каждый ярославец хорошо знаком, и положительных эмоций, я уверена, подобное творчество ни у кого не вызывает. Сами граффитчики признают, что в бомбинге есть такое направление, как вандализм, то есть осознанное причинение вреда государству. Непонятно только, как вандализм сочетается со сводом неписаных правил, кои придуманы самими уличными художниками: Заветная мечта наших местечковых бомберов кто стоит — лучше присядьте — устроить из Ярославля гетто наподобие Нью-Йорка, а для этого испортить как можно больше стен, соревнуясь между собой в количестве и качестве.

Когда и каким образом умудрился стать безликим город с тысячелетней историей — уму непостижимо. Впрочем, я увлеклась негативом. А ведь есть еще такое благородное направление, как райтинг — целостные, сложные рисунки. Все вышеописанные направления граффити широко и торжественно представлены в новой экспозиции в Губернаторском доме.

Там с ними и можно познакомиться. Там бесновался Остап, и на дне ущелья поблескивало золотое пенсне предводителя. В ответ грохотал Терек и из замка Тамары неслись страстные крики. Он видел все маневры концессионеров.

Здесь были Ося и Киса

Они бегали под скалой и, судя по жестам, мерзко сквернословили. Через час легший на живот и спустивший голову вниз отец Федор увидел, что Бендер и Воробьянинов уходят в сторону Крестового перевала. В кромешной тьме и в адском гуле под самым облаком дрожал и плакал отец Федор. Ему уже не нужны были земные сокровища.

Он хотел только одного: Ночью он ревел так, что временами заглушал Терек, а утром подкрепился любительской колбасой с хлебом и сатанински хохотал над пробегавшими внизу автомобилями. Остаток дня он провел в созерцании гор и небесного светила-- солнца. А следующей ночью он увидел царицу Тамару. Царица прилетела к нему из своего замка и кокетливо сказала: В шестьдесят шесть поиграем! Она засмеялась и улетела, пуская в ночное небо шутихи.

На третий день отец Федор стал проповедовать птицам. Он почему-то склонял их к лютеранству. На четвертый день его показывали уже снизу экскурсантам. Над отцом Федором кружились орлы. Самый смелый из них украл остаток любительской колбасы и взмахом крыла сбросил в пенящийся Терек фунта полтора хлеба. Отец Федор погрозил орлу пальцем и, лучезарно улыбаясь, прошептал: Птичка божия не знает Ни заботы, як труда, Хлопотливо не свивает Долговечного гнезда.

Орел покосился на отца Федора, закричал "ку-куре-ку" и улетел. Через десять дней из Владикавказа прибыла пожарная команда с надлежащим обозом и принадлежностями и сняла отца Федора. Когда его снимали, он хлопал руками и пел лишенным приятности голосом: И будешь ты царицей ми-и-и-и-рра, Подр-р-руга вe-е-чная моя! И суровый Кавказ многократно повторил слова М. Лермонтова и музыку А. Хохочущего священника на пожарной лестнице увезли в психиатрическую лечебницу.

Единственное занятие, которым он мог бы снискать себе жизненные средства, было нищенство, но здесь, на горных спиралях и карнизах, просить было не у. Впрочем, и здесь существовало нищенство, но нищенство совершенно особое-альпийское: Пассажиры швыряли пятаки и возносились к Крестовому перевалу. К двум часам второго дня пути Ипполит Матвеевич, под наблюдением великого комбинатора, исполнил перед летучими пассажирами свой первый танец.

Танец этот был похож на мазурку, но пассажиры, пресыщенные дикими красотами Кавказа, сочли его за лезгинку и вознаградили тремя пятаками. Перед следующей машиной, которая оказалась автобусом, шедшим из Тифлиса во Владикавказ, плясал и скакал сам технический директор. Смеющиеся пассажиры щедро вознаградили его прыжки. Остап собрал в дорожной пыли тридцать копеек.

Но тут сионские дети осыпали конкурентов каменным градом. Спасаясь от обстрела, путники скорым шагом направились в ближний аул, где истратили заработанные деньги на сыр и чуреки.

В этих занятиях концессионеры проводили свои дни. Ночевали они в горских саклях. На четвертый день они спустились по зигзагам шоссе в Кайшаурскую долину. Тут было жаркое солнце, и кости компаньонов, порядком промерзшие на Крестовом перевале, быстро отогрелись. Дарьяльские скалы, мрак и холод перевала сменились зеленью и домовитостью глубочайшей долины. Путники шли над Арагвой, спускались в долину, населенную людьми и изобилующую домашним скотом и пищей.

Здесь можно было выпросить кое-что, что-то заработать или просто украсть. Повеселевшие концессионеры пошли быстрее. В Пассанауре, в жарком богатом селении с двумя гостиницами и несколькими духанами, друзья выпросили чурек и залегли в кустах напротив гостиницы "Франция" с садом и двумя медвежатами на цепи.

Они наслаждались теплом, вкусным хлебом и заслуженным отдыхом. Впрочем, скоро отдых был нарушен визгом автомобильных сирен, шорохом новых покрышек по кремневому шоссе и радостными возгласами.

К "Франции" подкатили цугом три однотипных новеньких автомобиля. Из первой машины выпрыгнул Персицкий. За ним вышел "Суд и быт", расправляя запыленные волосы. Потом из всех машин повалили члены автомобильного клуба газеты "Станок".

Во "Франции" заходили сонные фигуры и раздались крики барана, которого волокли за ноги на кухню. С каким, однако, шиком они приехали! Остап приблизился к пожирателям шашлыка и элегантнейшим образом раскланялся с Персицким.

Двенадцать стульев [19/20]

Остап прижал руку к сердцу и учтиво поклонился. И еще, по вашему меткому выражению, я якобы отделался легким испугом. Специалисты утверждают, что путешествие по Военно-Грузинской дороге на автомобилепросто глупость. Вот мы, например, едем не так-то уж глупо. Машинки, как видите, свои, подчеркиваю--свои, коллективные.

Бензину уходит на грош. Удобство и быстрота передвижения. Может быть, вам нужен старшой? Я знаю одного молодого человека. Общее руководство, деловые советы, наглядное обучение по комплексному методу И художник также не нужен. Это лицо не подотчетное. Я понимаю всю затрудительность вашего положения. Конечно, если бы вы выиграли сто тысяч, то, вероятно, заняли бы мне целую пятерку.

Но ведь вы выиграли всего-навсего пятьдесят тысяч рублей ноль ноль копеек. Бендер учтиво снял шляпу. Персицкий учтиво снял шляпу. Персицкий ответил любезнейшим поклоном. Бендер приветственно помахал рукой. Персицкий, сидя у руля, сделал ручкой. Но Персицкий уехал в прекрасном автомобиле к сияющим далям, в обществе веселых друзей, а великий комбинатор остался на пыльной дороге с дураком компаньоном.

Какой же это Закавтопромторг? Эти люди, слышите, Киса, вы-и-гра-ли пятьдесят тысяч рублей! Вы сами видите, Кисуля, как они веселы и сколько они накупили всякой механической дряни! Когда мы получим наши деньги, мы истратим их гораздо рациональнее. И друзья, мечтая о том, что они купят, когда станут богачами, вышли из Пассанаура. Ипполит Матвеевич живо воображал себе покупку новых носков и отъезд за границу.

Мечты Остапа были обширнее. Его проекты были грандиозны: На третий день перед обедом, миновав скучные и пыльные места: Ананур, Душет и Цилканы, путники подошли к Мцхету-древней столице Грузии. Здесь Кура поворачивала к Тифлису. Стекло, вода и электричество сверкали различными огнями. Все это отражалось и дрожало в быстро бегущей Куре. Здесь концессионеры свели дружбу с крестьянином, который привез их на арбе в Тифлис к одиннадцати часам вечера, в тот самый час, когда вечерняя свежесть вызывает на улицу истомившихся после душного дня жителей грузинской столицы.

Вдруг Остап, не договорив, бросился за каким-то гражданином, шагов через десять настиг его и стал оживленно с ним беседовать. Потом быстро вернулся и ткнул Ипполита Матвеевича пальцем в бок. Сейчас вы снова, как это ни парадоксально, гигант мысли и отец русской демократии. Не забывайте надувать щеки и шевелить усами. Они, кстати, уже порядочно отросли. Если я его сейчас не вскрою на пятьсот рублей, плюньте мне в глаза! Действительно, в некотором отдалении от концессионеров стоял молочно-голубой от страха Кислярский в чесучовом костюме и канотье.

Не обращайте внимания на его костюм. Везите нас куда-нибудь немедленно. Кислярский, приехавший на Кавказ, чтобы отдохнуть от старгородских потрясений, был совершенно подавлен. Мурлыча какую-то чепуху о застое в бараночно-бубличном деле, Кислярский посадил страшных знакомцев в экипаж с посеребренными спицами и подножкой и повез их к горе Давида. На вершину этой ресторанной горы поднялись по канатной железной дороге.

Тифлис в тысячах огней медленно уползал в преисподнюю. Заговорщики поднимались прямо к звездам Ресторанные столы были расставлены на траве Глухо бубнил кавказский оркестр, и маленькая девочка, под счастливыми взглядами родителей, по собственному почину танцевала между столиками лезгинку. По приказу опытного Кислярского были поданы вино, зелень и соленый грузинский сыр. Опять начинаются мои мученья.

И почему я не поехал в Крым? Я же ясно хотел ехать в Крым! За нами следят уже два месяца, и, вероятно, завтра на конспиративной квартире нас будет ждать засада. Придется отстреливаться, У Кислярского посеребрились щеки. Я дам вам парабеллум. В следующую минуту выяснилось, что председатель биржевого комитета не имеет возможности принять участие в завтрашней битве.

Он очень сожалеет, но не. Он не знаком с военным делом. Потому-то его и выбрали председателем биржевого комитета. Он в полном отчаянии, но для спасения жизни отца русской демократии сам он старый октябрист готов оказать возможную финансовую помощь. Остап не выдержал и под столом восторженно пнул Ипполита Матвеевича ногой. Он сейчас же получил пинок в ляжку, что означало: Он так поразился этому обстоятельству, что немедленно передал Остапу пятьсот рублей.

Затем он уплатил по счету и, оставив друзей за столиком, удалился по причине головной боли. Через полчаса он отправил жене в Старгород телеграмму: Поэтому в тот же вечер великий комбинатор напился на ресторанной горе до столбняка и чуть не выпал из вагона фуникулера на пути в гостиницу. На другой день он привел в исполнение давнишнюю свою мечту.

Купил дивный серый в яблоках костюм. В этом костюме было жарко, но он все-таки ходил в нем, обливаясь. Воробьянинову в магазине готового платья Тифкооперации были куплены белый пикейный костюм и морская фуражка с золотым клеймом неизвестного яхтклуба. В этом одеянии Ипполит Матвеевич походил на торгового адмирала-любителя. Если б я был женщиной, то делал бы такому мужественному красавцу, как вы, восемь процентов скидки с обычной цены. В таком виде мы можем вращаться! Вы умеете вращаться, Киса?

Нужно разузнать, что с театром. У меня есть деньги. Даю вам двадцать рублей и три дня на разграбление города! И Остап, размахивая бедрами, запел в быстром темпе: Вечерний звон, вечерний звон, Как много дум наводит. Друзья беспробудно пьянствовали целую неделю.